EG.SumaiL: хочу, чтобы меня помнили как величайшего игрока

10.02.2018 09:51

355

Несколько дней назад monsterenergy.com опубликовал блог оффленйер Evil Geniuses Сумаила 'SumaiL' Хассана, в котором игрок рассказал о том, как происходило его взросление в команде, своем менявшемся отношении к Dota и нынешних целях. Перевод блога Сумаила – далее в нашем материале.

Честно говоря, не думаю, что мог бы дать хоть какой-то совет более молодому мне, если бы у меня была возможность, ведь мне просто не о чем сожалеть. Если бы мне дали шанс вернуться и что-то сказать, я бы промолчал. Или выдал бы что-то вроде: “будь самим собой. И это сработает".
Знаете, забудьте это, я бы всё же, пожалуй, не писал всех тех вещей про Китай тогда... Это был хороший опыт: ты делаешь ошибки и ты учишься. Для меня тот опыт был действительно тяжелым.
***
Взросление вокруг моих партнеров по команде стало важным фактором моего профессионального воспитания. Конечно, я научился уважать игру. EG всегда были настоящей семьей, в этом и крылась причина, почему мы так долго были вместе. И хотя все думали, что Fear стал мне вторым отцом, для меня он был в первую очередь парнем, которому я мог сказать ВСЁ, что думаю. В этом плане он является «бесчувственным» человеком в хорошем смысле. Это единственный встреченный мной игрок в Dota, которому ты можешь сказать всё, что хочешь. Ты можешь, например, пошутить над ним, а он не будет возражать. Наличие такого человека рядом позволило 15-летнему мне выражать себя и быть тем, кем я был.
И сейчас, по сути, я сам такой же: вы можете шутить надо мной, говорить обо мне все, что угодно, а мне просто будет все равно... У нас с Fear сложилось взаимопонимание лучше, чем с кем-либо из Dota-игроков. Это было важным элементом нашего успеха как команды.
Честно говоря, мне кажется, мой персональный успех в Dota основывается на моем отношении к непосредственно турнирам. Я приезжал и играл турниры, как будто это была самая обычная игра и неважно, что за турнир это был. Я никогда не обращал внимание на важность соревнования, или на то, что было на кону и против кого я играю. Я это я, ничто этого не изменит. Мы не чувствовали никакого давления и мне серьезно было вообще пох**. Мы были теми, кем были, и такой подход раскрепощал нас, позволял играть на высочайшем уровне вне зависимости от внешней обстановки. Поэтому я и не стал бы возвращаться в прошлое и что-то менять.

Но реальность нанесла мне удар по лицу в виде начавшихся поражений команды, то время стало настоящей проверкой для меня. Поражения похожи на депрессию: они намного сильнее, чем радость от победы. Для меня они были, словно удар по голове кирпичом. У меня выработалась ненависть к проигрышам, я не мог даже переносить мысль о поражении. Все пережитое тогда сделало из меня более сильного игрока.
Как вы реагируете на подобный опыт и есть то, что отделяет великого игрока от хорошего. Кто-то проигрывая, начинает сдаваться и говорить, что больше не может делать этого. Совсем другое дело, когда ты проигрываешь и признаешь, что что-то пошло не так, делаешь все возможное, чтобы решить проблемы. Я всегда был таким человеком. Ненависть к поражениям заставляла меня идти вперед, заставляла меня собраться, поехать на следующий гребанный турнир и уделать там всех. Я не столько был мотивирован мыслью о победе, сколько ненавистью к поражениям.
После победы на TI я перестал ценить турниры просто за то, какие они есть, мой настрой к ним начал меняться. Я понимал, что с одной стороны мой несколько небрежный подход позволил мне стать лучшим в Dota, но с другой стороны – турниры это вообще что-то из ряда вон выходящее. Тут я не смогу описать чарующий магнетизм The International. Поражение на TI6 позволило мне понять, насколько тот турнир был важен и как сильно я хотел его выиграть. Я винил только себя за наше поражение, и это расстраивало меня еще больше. Я был звездой, а лучший игрок не имеет права на плохие игры.
Артур пришел к нам после TI и мы все думали, что наш коллектив будет лучшим из когда-либо существовавших в Dota. Все, что мы хотели – это побеждать. И хотя сам год не был таким уж плохим, мы сами поставили себе слишком высокую планку. Мы все были немного самодовольны, кроме Артура, который все также хотел взять свой аегис. Все перестали прилагать усилия, мы не тренировались и по-настоящему не искали тренера. Мы уже взяли свой TI, но мне хотелось большего. Поражения в течение того года мотивировали меня куда сильнее, чем любая победа в жизни.

Джордан как-то сказал: «Знаешь, когда ты ненавидишь проигрыши больше, чем любишь победы, то никакой речи об отговорках быть не может. Поражение – не провал, пока ты не начал искать себе оправдание». Это одна из определяющих черт, которая помогла ему стать величайшим спортсменом. Это то, что и я хочу оставить в качестве своего наследия: быть в памяти людей в качестве величайшего игрока. В первую очередь я хочу выиграть еще один TI. После этого я посмотрю на свое положение и продолжу играть. Моя цель – выиграть шесть TI, как Джордан выиграл шесть чемпионских колец. Тогда уже никто не будет сомневаться.
Это единственное, что заставляет меня играть в Dota, я никогда не хотел быть кем-то другим. Я всегда старался быть в топе, лучше других, не просто «человеком, который играет в видеоигры». Когда я закончу карьеру, я хочу, чтобы меня помнили величайшим игроком. Хочу, чтобы люди помнили, кто находился на вершине.
Меня можно считать посредственным или талантливым игроком, но если меня не запомнят в качестве лучшего, то к чему вообще эти разговоры?