Максим Маслов: уже работаем над EPICENTER по Dota 2

В разговоре с генеральным менеджером Epic Esports Events мы затронули темы проведения чемпионатов, сотрудничества с Valve и, разумеется, будущего серии «Эпицентр».

Когда зародилась идея такого турнира, как EPICENTER?

Давно было понятно, что у нас в регионе не хватает масштабного турнира, который можно было бы сравнить с чемпионатом мира. Эта идея оформилась более-менее конкретно в конце 2015 - начале 2016 года, когда Virtus.Pro и ESforce получили возможность развивать дорогие качественные проекты. К началу 2016 концепция была готова.

В слове «Эпицентр» заключена основная идея турнира. Это мероприятие - своеобразная «центральная» часть всего киберспорта, турнир с лучшими командами, игроками, большим призовым фондом и, что немаловажно, с дорогим и качественным продакшном. Это красивая сцена, это 3D маппинг, проекция изображения из игры на детали сцены, очень серьезное отношение к игрокам и командам. Все это зародилось в начале 2016 года. C тех пор концепция практически не менялась.

Вы упомянули чемпионат мира. Как считаете, возможно, ли создание киберспортивного чемпионата мира, где игроки выступали бы за национальные сборные?

В теории это возможно, но со стороны разработчика игры. Это показывает опыт League of Legends с их закрытой экосистемой, где в течение года, по сути, идет подготовка к Worlds, который проходит в ноябре в Китае. Смысл в том, что в таком формате взаимодействия присутствует центральный регулятор, с которым безоговорочно соглашаются все участники отрасли (спортсмены, организаторы, команды, аудитория и т.д.).

Сколько примерно времени вам нужно на подготовку турнира?

Основная идея зарождается месяцев за 6 до начала мероприятия. Реально продакшн занимает от двух до четырех месяцев в зависимости от сложности площадки, от сроков. Бывают разные ситуации. Мы очень хотели провести осенний EPICENTER в другом регионе. За три месяца до мероприятия мы были абсолютно уверены, что турнир состоится не в Питере и не в Москве. К сожалению, не получилось зафиксировать все договоренности, что мы вели, поэтому внезапно мы начали проводить подготовку к другой площадке. Комфортный срок продакшена турнира – это четыре месяца. Можно спокойно всех собрать, провести квалификации, подготовить аудиторию.

Со временем организовывать турниры вам становится проще или сложнее?

Самая очевидная идея, которую мы эксплуатируем – идея переноса игрового мира на сцену. Мы ее уже три раза использовали. Но на каждом турнире мы хотим удивлять зрителя чем-то новым. Этот момент требует кропотливой работы большого количества людей. Много идей мы отбрасываем, потому что они повторяют предыдущие. Я думаю, что основная сложность при организации турнира именно здесь. Нам хочется удивлять, нам хочется сделать круто.

Расскажите, как происходит подготовка турнира от зарождения идеи до выхода команд на сцену.

За 5-6 месяцев до начала турнира идет проработка концепции. Имеется в виду визуальное представление турнира, как на сцене, так и в трансляции. Наши партнеры, сотрудники, друзья, коллеги начинают работать над воплощением концепции. В этот же момент мы понимаем, в какие даты мы можем провести турнир, чтобы всем спортсменам это было комфортно.

Мы выбираем конкретные даты, мы бронируем площадку, приглашаем команды. Условно говоря: понятно, что те же Team Liquid будут приглашены на следующий EPICENTER. Не только как победители The International, но и как победители предыдущего EPICENTER. Такая планомерная работа длится около трех месяцев. У нас очень большой цикл производства, мы уже работаем над EPICENTER по Dota 2.

Дальше квалификации, работа по анонсированию турнира, по подготовке видеоматериалов. Кто-то строгает декорации, кто-то рисует 3D графику, кто-то уже бронирует гостиницу, договаривается о проведении интернета и т.д. За три недели до мероприятия основная часть работ уже выполнена и мы только контролируем, чтобы все было вовремя.

На последнем EPICENTER по Dota был полный sold-out, это так?

Мы неоднократно слышали от наших друзей, коллег и аудитории, что у нас вроде бы sold out, а в субботу были места свободные. На самом деле sold-out действительно был, это не секрет, это правда. Большая часть наших билетов – это абонементы. Когда человек покупает абонемент на все дни, он может оказаться в ситуации, когда команда, за которую он болеет, не вышла в следующий раунд. И зачем ему идти в субботу? Он просто посмотрит дома другие игры, не пойдет болеть, не пойдет на стадион, потому что ему это не нужно. Мы за то, чтобы, если такая ситуация происходит - люди передавали свои билеты друзьям, чтобы все-таки зрители приходили. Sold out был, но sold out не означает полного зала. Это значит, что мы все билеты продали. А пришел человек или не пришел – это к нему вопрос. Бывает так, что не приходят, да.

Сколько примерно людей было на турнире?

Пиковая загрузка стадиона – 7 800 человек. Мы все эти билеты продали, соответственно примерно 24 000 – пиковая загрузка на все дни. Реально бывали ситуации, когда на самом деле живых людей было больше.

Сколько стоил самый дорогой билет?

Около 10 000 стоил самый дорогой билет. Мы стараемся не задирать цены. На том же Intel Extreme Masters цены были порядка 300 евро. Аудитория у нас молодая, и мы должны в первую очередь рассчитывать на нее как на болельщиков, а не как на источник денег. Самый дорогой билет стоил в около 10 000, но самый дешевый стоил 322 рубля. И даже все эти билеты на пятницу тоже были проданы.

Доходы с билетов не покрывают всех расходов. Зарабатывают ли организации на таких турнирах и на чем?

Зарабатывают. Основная смысл и фишка нашей работы – это создание очень интересного и качественного контента. В первую очередь это трансляции, стримы, интервью и т.д. Все, что происходит с турниром между играми, после игр смотрят сотни тысяч людей по всему миру. Доступ к этой аудитории мы предлагаем нашим партнерам, спонсорам, рекламодателям. 40% доходов – это медиа-права, 40% доходов – это мерчендайз и вещи, связанные с продажей рекламы на ресурсах турнира между турнирами и 20% это билеты.

За трансляции вы платите студиям или они выкупают у вас права на каст турнира?

Мы платим студиям трансляции за то, чтобы они произвели для нас контент. Но нам платит куда большие деньги платформа, на которой мы этот контент размещаем. Грубо говоря, мы выбираем, где мы хотим транслировать наши игры.

Есть ли какие-то проблемы при организации турнира со стороны Valve?

У нас с Valve сложностей нет, мы прекрасно общаемся. Они замечательные контактные ребята. У них существует свой взгляд и на киберспорт вообще, и на свои дисциплины в частности. Valve – компания, которая умеет слушать, и в этом плане у нас проблем нет. Что касается разрешения на проведение турнира – у них на стене есть открытая лицензия, там размещены определенные условия организации ивента. Если ваш турнир этим требованиям отвечает, то вы просто заполняете автоматизированную форму, заполняете лицензию, вам падает письмо на почту, что ваш турнир заапрувлен. Пожалуйста, вы можете его делать! Это очень просто. Valve в этом плане большие молодцы.

На самом деле, мало кто об этом не знает…

В Steam эта лицензия открыта. Если ввести Open Tournament License в Google, то она выпадает первой ссылкой. На самом деле любой человек может провести турнир. Вопрос только в том, чтобы заинтересовать и команды, и аудиторию. Нужно создать такой продукт, который будет отличаться от того, что делаем мы или ESL, или другие компании, то есть не так все просто. Это кропотливая работа, инвестирование определенного количества средств и поэтому, конечно, я думаю, что большие турниры сейчас, скорее всего, не под силу энтузиастам.